3.2. СОВЕРШЕННЫЙ УЧИТЕЛЬ

Наши духовные способности так затуманены и так скрыты под грубыми покровами разума и Майи, что несмотря на то что Шабд всегда реверберирует внутри и вокруг нас, мы не можем слышать Его Музыку и видеть Его Сияние:

Нанак сае анкхрийян бае-ан джини дисиндо мапири.

Иные те глаза, которыми виден мой Любимый.

Раг Вадхана, 577

Как можно разорвать эту цепь? Как может человек снова восстановить эту Связь со своим Творцом? Для этого, утверждал Баба Джи, нужна обязательно помощь компетентного Мастера!

Дхур Касмае ка хукам пайя

Вин Сатгуру чаитья на джаи.

Такова Воля Господа —

Он не может быть познан кроме как через живого Сатгуру.

Вар Бихагра, 556

 

Без Его оживляющего касания душа не может пробудиться от своей спячки и настроиться на Наам. Джива Атман слишком погряз в грубой материи, чтобы самому контактировать с Шабдом. Кроме того, внутренний путь нелегок; и даже если душа может подняться над физическим сознанием и войти во внутренние царства, она не может продвинуться очень далеко сама. Области Анд и Брахманд почти бесконечны, и без духовного руководителя она теряется в их чудесах. Кроме того, на мистическом пути есть пункты, особенно между одним планом и другим, которые так трудны, что без Адепта душа навсегда застрянет там.

Баба Джи неутомимо подчеркивал необходимость живого Мастера для успеха в этой области. Святые прошлого смогли изучить все тайны мистических царств и даже смогли оставить отчеты о своих опытах. Но внутренние миры неописуемы в терминах человеческого языка, и, в лучшем случае, они могли говорить только намеками или притчами. Так как это были намеки и притчи о царстве опыта, лежащего полностью за пределами обычного человеческого опыта, их нельзя было понять полностью кроме как с помощью Того, Кто сам имеет доступ к опытам, описанным ими. Таким образом, чтобы даже понять истинное послание прошлых Мастеров, нужен живой Мастер; и только когда Баба Джи встретил Свами Джи, он понял полный смысл Грантх Сахиб, писаний Кабира и других Святых.

Духовный путь — не дело интеллектуального исследования. Это вопрос практического восхождения. Даже в академическом знании книга не может заменить руководство восприимчивого учителя. Тогда насколько же это более верно в случае духовной области? Джива Атман так погряз в Майе, что согласно Баба Джи, он не может сам вступить в контакт с чистым Шабд Дхун. Только акт милосердия может привести его в контакт с внутренним Светом и Музыкой, и эта милость есть дар живущего Мастера:

Радхасвами, Владыка Души, полный жалости и сострадания,

Сам сходит с Небес в форме Святого,

Давая нам ключи к Духовным Областям

И показывая нам Путь к достижению Сач Кханд (Истинного Дома)

С помощью Шабд Дхун.

Святые прошлого достойны почитания. Их жизни были светящимися маяками, всегда зовущими нас в Божественный Дом. Но таков закон природы, что живой импульс может прийти только от живого; и задача, выполненная ими в своем веке, должна быть выполнена Тем, Кто живет среди нас и овладел Путем, которым овладели они. Фактически, их писания, изученные критически, являются бесконечным подтверждением необходимости живого Мастера.

Кто такой компетентный живой Мастер? И как Его можно узнать? Баба Джи знал, что существуют бесчисленные волки в овечьих шкурах, и так как все зависит от того, найден ли истинный Руководитель, он особо подчеркивал необходительность бдительности и проницательности. Его первые опыты очень хорошо показали редкость таких великих Душ — может быть, один в столетие, иногда больше (Нанак и Кабир, Маулана Руми и Шамас Табриз, Тулси Сахиб и Свами Джи, которые были современниками), но их, увы, всегда слишком мало; и действительно, благословен человек, если он смог встретить Такого.

Записи Святых прошлого можно использовать как критерий, как делал Баба Джи во время своего поиска. Если человек является истинным Мастером и, кроме того, мистиком высшего порядка, все неясности и противоречия, которые озадачивали при чтении священных писаний, исчезнут при соприкосновении с ним. Он сможет эффективно объяснить писания не одной только школы мистиков, а всех, ибо он имеет доступ во все внутренние планы, а не только в один. Юношей Баба Джи встречался со многими садху, но пока он не сел у ног Свами Джи, он не начал ценить все сокровища, накопленные в Грантх Сахиб. Мистики более низкого порядка могут истолковывать записи только тех опытов, к которым они имеют доступ; но Тот, кто поднялся до наибольших высот, может объяснить все — это полностью выявила встреча Баба Джи с четырьмя пандитами.

Другая черта истинного Святого — его изумительное смирение. Один из высших парадоксов человеческой жизни в том, что называющие себя святыми не являются ими, а те, кто ими является, никогда не объявляют себя таковыми. Нанак сам заявлял, что он — не более чем раб слуг Святых, а Свами Джи сохранял нетронутым одеяние своего смирения. Человек узнается не по тому, что он заявляет, а по тому, что он делает; о дереве судят не по названию, а по его плоду; и Святой узнается по своему совершенству как человека — его свободе от мирских желаний, его любви и доброте, его скромности, его заботе о благе других и безразличию к имени и славе. Он раздает свои духовные дары свободно, как и любые другие из благословений природы, и живет своими собственными трудам:

Гур, Пир садаи манган джаяе

Та ке мул на лагие пайяе.

Не склоняйся перед тем, кто называет себя гуру,

Но полагается на благотворительность других.

Саранг Вар, 1245

Если на человеческом уровне именно его совершенство как человека выделяет истинного Святого из остальных, то на духовном уровне он должен узнаваться по внутреннему опыту и руководству, которые он может дать. Баба Джи настаивал, что способность истинного Святого дать своим ученикам во время Посвящения некоторый личный духовный опыт, как бы мал он ни был, является для него окончательным испытанием. Он не обещает достижения в какой-то будущей жизни после смерти. Он дает вкусить его здесь и сейчас. Он связывает душу с внутренним Светом и Звуком, и задача ученика — питать и лелеять это Семя до полного расцвета и зрелости. Дар Наама — единственная привилегия Сатгуру, и его ведущая рука простирается везде, на внутренних планах не менее, чем во внешнем мире. Его любовь и защита так велики, что никакие земные отношения не могут даже надеяться сравниться с ними. Его Сияющая Форма сопровождает душу после ее выхода из тела и ведет ее с плана на план в ее Небесный Дом; восприимчивый ученик может видеть его милость действующей на каждом шагу. Он действительно может творить чудеса, будучи единым с Божественной Волей, но он не желает нарушать установленный План; и даже если он позволяет своей милости проявить высшую власть, он заставляет ее работать невидимо, не заявляя ничего о себе, а работая лишь от имени своего Мастера. Он не утруждает себя диспутами и спорами; его постоянный девиз: “Иди внутрь и увидь сам”, и значение всегда придается не внешним формам и ритуалам, а внутреннему опыту..

Комментарии отключены.