Глава 4 ЖИВУЩИЙ МАСТЕР

Негативная сила Великого Мага ретировалась, и теперь, продолжая свое внутреннее путешествие, я увидел перед собой лучезарную форму живущего Мастера. Он не парил больше надо мной, Он стал примерно того же роста, что и я. А может быть, на мгновение Он поднял меня в свое измерение. С губ Его слетала песня, и невыразимо приятными казались слова и мелодия ее. Никогда доселе не встречал я подобной несказанной красоты. Неземной и великолепной была Его песня, апофеозом симфонии размышления и спокойствия, высшим сияющим взлетом музыкального мистицизма.

Я всегда ценил и любил музыку земных гениев и восхищался великими произведениями искусства. Однако слова песни Мастера заключали в себе духовную квинтэссенцию всех искусств. В физическом мире я познал все великолепие творчества, отражавшего сущность жизни и любви. Теперь же готов был я начать великое путешествие в сферу Любви, обратно к своему истинному дому. И была эта песня живущего Мастера тропой, ведущей в сферу Любви. Она была квинтэссенцией жизни и любви, квинтэссенцией вечного вдохновения, побуждающей человека создавать величайшие произведения искусства, эликсиром, пропитывавшим все космосы и всех живых существ. Красота творчества скрыто присутствует в физическом мире, лишь приблизительно отражая жизнь и любовь. Порой она вдруг прорывается наружу во всем своем великолепии среди представителей какой-нибудь нации, в античной Греции и Риме, в древней Индии и Италии эпохи Ренессанса, и, приходя в движение от потока человеческого гения, работает как мельница на реке Нил, поставляя воду и удобряя землю скрытыми богатствами.

Так красота творчества обогащает цивилизацию и человеческую культуру, возвращаясь во внутреннее сознание людей, откуда она проистекает, соединяясь с самой сущностью жизни и любви и неразделимо сливаясь с ней. Когда яркий творческий поток одной человеческой души иссякает, другие творцы в иных странах в иные времена возрождают его.

Итак, я услышал от живущего Мастера истинную песню, великолепную симфонию радости и освобождения. То не была новая песня, она существовала всегда и везде. Из поколения в поколение самыми простыми способами передаются человеческие ценности. Выводя израильтян из Египта, Моисей[1][1] нес в руке лозу. Ной[2][2] принес на ковчег ветку. Вино, которое пил Соломон[1][3] в своем дворце, содержало все солнца Египта. Так же и с человеческим творчеством. В физическом мире оно передается из страны в страну, однако именно квинтэссенция духа, пульсирующего потока божественного опыта ангельской человеческой души, является его истинной сущностью. И когда заканчивается дистилляция квинтэссенции человеческой души, тогда и только в этом случае сможет и будет обязан человек торжественно вернуться в свой истинный дом, сферу Любви. Таково было содержание песни Мастера.

Окончена песня, и Мастер обратился ко мне: «Итак, сын мой, быстро приближается время нашей встречи на Земле. Вскоре получишь ты посвящение в высшие Сферы сознания. Твоим разумом, однако, все еще владеют не только многие вопросы, но и сомнения. Будь честным скептиком и обращайся ко мне со всеми своими вновь возникающими недоумениями».

«О Сэр! — воскликнул я. — В моем сердце хранится любовь к Истине, но существуют те, кто старается стереть ее из моего сознания».

«Да, твоя недавняя встреча с адептом Негативной силы подтверждает тот факт, что Великий Маг обеспокоен твоим внутренним развитием, — ответил Мастер. — Великий Маг — ревнивый бог, Он не желает, чтобы из тюрьмы материального мира и разума ускользнула хотя бы одна-единственная душа».

«Не только Великий Маг! — опять воскликнул я. — Окружающие постоянно бомбардируют меня цинизмом и скептицизмом».

«Дорогой Джеймс, — сказал Мастер с глубокой любовью в голосе, — ничто не в состоянии погасить весеннюю радость любящего сердца, а те, кто попытаются разрушить стремление к Истине, лежащее в сокровенной глубине души, поймут, что все их попытки и старания окажутся коронованными ассирийским венцом запустения. Они разоряют храмы, за что и понесут соответствующее наказание».

«Разоряют храмы? — изумленно воскликнул я. — Разве верим мы словам священников и духовных лиц?»

«Ты и сам прекрасно знаешь, дорогой друг, что я говорю о храме человеческого тела. Что же касается большинства теологов и им подобных, то они способны только истолковать бесчисленные догмы и доктрины разума. Даже один претворенный в жизнь принцип учения об Истине и Мудрости повергнет их в молчание. Проповедники без конца проповедуют, а подхваченное толпою слово псевдомудреца остается в наследство будущим временам и поколениям в виде загадки и головоломки».

«Я всегда с сомнением принимал банальные и избитые высказывания теологов», — сказал я.

«Голгофа сердца делает человека осторожным и подозрительным по отношению к учениям внешнего мира, — продолжал Мастер. — Только пройдя путь духовных страданий находим мы истинную доктрину. Чтобы понять смысл своего пребывания в храме тела, музыка души, стремящаяся вверх, должна справиться с его непокорностью».

«Понимают ли это хотя бы некоторые из священников?» «Мир до потери сознания зачитывается Священными писаниями, но так и не достиг истинного знания, — ответил Мастер. — Но для того, в ком есть хотя бы капля любви, все станет ясным. Я бы сказал, что в храмах можно найти грабителей, а в мечетях мошенников, однако истинные почитатели Всевышнего равнодушно взирают со стороны на подобные явления. Большинство любителей Истины испытывают здоровое отвращение к махинациям религиозных деятелей, Не схоластическими построениями, не образованностью определяется истинная глубина человека. Разве какой-нибудь великий Святой когда-либо посещал семинарию? Величайшими Святыми были ткачи, сапожники и плотники. Они и есть ваши настоящие императоры любви, мистические адепты. Совершенно бесполезны все ритуалы и обряды, если нет любви в сердцах тех, кто свершает их».

«Профессиональный теолог глупым и бесплодным учением искривляет путь любви, — сказал я. — Неужели он никогда не осознает всей чудовищности своего преступления?»

«Иной либеральный теолог, сонно размышляющий над собственными делами и претенциозностью, иногда приходит к осознанию всей абсурдности своих доктрин, — сказал Мастер. — В таком случае, он становится несколько более рациональным в изложении своих идей. Он берет на себя только роль утешителя людей, оставляя грех воле мифического дьявола. Что же касается узколобых консервативных теологов большинства западных религий, то они до сих пор трактуют по-своему недопонятую ими историю о превращении недоразвитого человека в человека, осознавшего свое высшее духовное «Я»[1][4]. Подобные ужасные утверждения невежественных пропагандистов как вечное проклятье с течением веков привели мир к великим конфликтам и широко распространившимся убийствам. Не подлежит сомнению, что Христа распяли Его же последователи и сторонники. Так обкрадывается дух Истины торговцами фальшью, окутавшими божественное прозрение и мистическое преодоление своего «я»[4][5]миражом догмы. Таким образом, утверждения платных проповедников оказываются шаткими истинами, не имеющими под собой никакого фундамента».

«А как насчет тех, — спросил я, — кто, отвергнув басни теологов, создал новые теории?»

«Многие поднимают личные бунты, но кончают тем, что творят новые фальшивки, — ответил Мастер. — Вера есть производная наших убеждений: ты видишь то, что желаешь видеть, точно так же, как и твой сосед. Таков основной закон низших миров. Однако в конце концов в районах невероятного, сфере Любви все дождутся свершения приговора своей собственной судьбы. Непостижимо ведут себя истинно любящие, ибо такова их природа. Один проклятый нечестивыми фанатиками великий мистик выпил чашу яда, как будто бы яд был сладчайшим эликсиром жизни. Такое самоотречение — не отказ от собственной индивидуальной независимости, обращающий человека вбездушный автомат. Напротив, это — наивысшее достижение, которое порождает сознание чистой любви, обращающей в пепел все материальные желания, сгорающие в огне, вечно пылающем по ту сторону наваждений низших миров».

«Как странны ваши слова, Сэр, — заметил я, — но верю я, что интуитивно понимаю их».

«Мы — принадлежащие к братству безвременного Слова — привыкли украшать свою речь очаровательными и желанными лепестками милости, — ответил Мастер. — Мы не видим ничего плохого в красоте, и наши Истины распускаются, как цветы, эти узорчатые символы природы. Мы думаем то, что говорим. В тоже время слова человека по большей части лишь скрывают и искажают его подлинную сущность; человек жаждет подняться в сияющее небо своей души — небо, исполненное космического великолепия, но из-за слабоволия вынужден снова и снова опускаться вниз. Фальшивыми словами оправдывает он свое жалкое существование».

«Тем не менее он постоянно говорит о вечных Истинах», — сказал я.

«Разговоры о так называемых вечных Истинах — всего лишь пустое времяпрепровождение. Заученные Истины останутся запечатленными в хранилищах разума только до тех пор, пока водовороты времени не смоют их прочь, — объяснил Мастер. — Чтобы разгадать истинный секрет любви, человеку нужно прежде всего отыскать мистического адепта с наивысшей звезды. Разрушители, демоны бездонной ямы[7][6], разум и чувства, колеблющиеся между неповиновением и похотью, не знают пощады и компромиссов. Ни одно зерно не должно упасть на неплодородную почву. А тебе самому, Джеймс, если хочешь ты носить одеяние свободы, придется достичь наивысшей степени милости».

«Как достичь подобной степени милости? — с мольбою спросил я. — Что должен я сделать?»

«Тебе придется выхватить меч звучащего огня[9][7], — ответил Мастер, — и проткнуть им последние завесы внутренних пространств. Как только встретишь ты меня в физическом мире, на Земле, я дам тебе пароль для входа во все внутренние сферы. Ты сможешь тогда вступить на орбиту огня, лежащую за астральной сферой и сферой разума, и последовать за неземной музыкой духовной милости. Она приведет тебя в конце концов в сферу Любви[12][8] и непостижимого блаженства. Темные и грозные люди скрытых планет будут предостерегать тебя от дальнейшего продвижения, мрачные воины Великого Мага с длинными копьями, выходя из малиновых залов, постараются помешать твоему путешествию. Сам Великий Маг бросит в тебя свой жезл силы, желая запугать тебя, разубедить и отговорить следовать путем, ведущим к свободе. Но ты добьешься своего, потому что сердце твое полно любви и ты знаешь секрет звенящего Света».

«Я желаю быть истинным духовным учеником, Сэр!» — воскликнул я.

«Так не забудь свое благочестивое решение, — ответил Мастер. — Когда ты встретишь меня на Земле, ты увидишь человека. Ты отнесешься ко мне с уважением и почтением, воздаваемыми каждому человеку истинно цивилизованными людьми. Однако помни, что до того ты встретил меня здесь. Помни, что духовный ученик счастлив воспоминаниями о Боге и мистическом адепте, который есть проявление Истинного Бога. Любящий Бога знает, что, потеряв все свое земное имущество, он ничего не потерял; но если он потерял время, отведенное на медитацию, и пронизанное любовью воспоминание о Всевышнем Боге, то подобные потери отзовутся в сердце его опустошающей острой болью разлуки. Истинно любящий, духовный ученик перестает быть рабом своих эмоций, ибо эмоции теперь покорно и с сознанием долга станут служить его любви, и прекрасный аромат духовности истинно любящего будет пронизывать все вокруг него. Сердце тянется к сердцу, и благословляют всех исцеляющие потоки любви. Величайший Бог есть всеохватывающая любовь и мудрость. Он наполняет сознание любящего постоянным ощущением своей милости. И прекрасно и всеобъемлюще это чувство. На зов его откликается не только человек, зверь, птица, насекомое, но и дерево, и растение, и цветок. Весь космос есть гимн любви, и мы, рожденные в физическом мире, приносим этот дар с собой.

Фонтан жизни — источник любви, и осыпают нас его душистые брызги, когда обращаем мы свое внимание к нему. Даже рациональный ум можно склонить к любви и мудрости, если постоянно заставлять себя сосредотачиваться на Возлюбленном. Когда пропитанный такой любовью разум контролирует окаменевший интеллект, разлука с Возлюбленным обращается в невыносимое страдание, и разум жаждет Его общества. Если человек исполнен подобной глубокой любви, все низменные черты его характера исчезают, и он начинает в полной мере осознавать свою внутреннюю связь с Возлюбленным. Его взору наконец предстает лучезарная, духовная форма Возлюбленного, и форма эта опьяняет его. Все существо его сливается воедино с лучезарной световой музыкой Возлюбленного. Воистину благословен тот, кто взглянул в глаза Святого, упоенные Богом. Один Его взгляд способен наполнить сердце ученика потоками невыразимой любви. Путь возвращения есть путь любви, и пройти им должен каждый желающий достичь единения со Всевышним. К сожалению, мало кто осознал эту Истину.

Великие мистические адепты, истинные Святые, исполнены милости и сострадания к страждущему человечеству. Воплощенные в физическом теле, Святые, живя в миру, неустанно работают, помогая людям встать на истинный путь. Они даже перекладывают на свои плечи груз кармического греха своих учеников. Безвозмездно предлагают они величайшее сокровище жизни — духовное освобождение. И при этом никто не следует за ними. Итак, Джеймс, тебе придется научиться любить Всевышнего Бога, но прежде ты должен будешь осознать истинную природу такой любви. Многие утверждают, что любят Всевышнего Бога потому, что очарованы красотой Его Творения. В известной мере подобное очарование приемлемо, но надо понимать, что истинное великолепие скрыто и существует только за внешним образом. Мистические адепты и Святые любят Бога только во имя Его самого, однако любовь их, превосходя рядовую любовь благочестивого, простирается бесконечно далеко. Нетрудно любить Бога за его безграничные благодеяния, благосклонность и покровительство, но в своей глубочайшей любви к Богу великие Святые остаются непреклонными и твердыми даже в моменты истязаний и мучительных пыток, во время величайших лишений и трудностей. Отказавшись от всякой личной заинтересованности, ученик считает благословенными и награду и наказание. Такова единственная формула для достижения бескорыстной любви. Как видишь, Джеймс, сама по себе истинная любовь совершенна и достаточна».

«Я понимаю, Мастер, — ответил я. — Вашей милостью с благодарностью и любовью я пойду вперед».

«Как обещал я тебе, когда ты встретишь меня на Земле, я дам тебе Пароль Силы[13][9], — сказал Мастер. — Безусловно, человеческая душа жаждет Истины, добра и красоты. В этом Пароле Силы воплощены внутренний опыт и наивысший творческий взлет человечества. Он включает в себя передающуюся от Мастера к ученику устную формулу, которая не только предохранит тебя, но и будет благословением тебе во время предстоящего долгого путешествия. Если ты станешь повторять ее языком мысли с полным вниманием, ты будешь поглощен Божественной музыкой духа, втянут внутрь и вверх и приобщишься к высочайшей реальности».

[1][1] Предводитель израильских племен, призванный Богом Яхве вывести израильтян из египетского рабства. Чермное (Красное) море они перешли по дороге, открывшейся между расступившимися водами. На горе Синай Бог дал Моисею скрижали с десятью заповедями.

[2][2] Ной — ветхозаветный патриарх, сын Ламеха, во время всемирного Потопа спасшийся вместе с семьей и животными на построенном по велению Бога ковчеге.

[3][3] Соломон — царь Израильско-Иудейского царства в 965-928 гг. до н.э. Сын Давида. Провел административные реформы. Согласно библейской традиции, славился необычайной мудростью; автор нескольких книг Библии.

[4][4] Духовное «Я» -душа человека, ощущающая свое единство с Богом.

[6][5]«Я» — Эго, чувство самостоятельности, отделяющее сознание от Бога. Душа, или духовное «Я», освобождается от Эго, или «я», в четвертой Сфере Творения.

[8][6] Бездонная яма — ад, или преисподняя.

[9][7] Меч звучащего огня — Слово, или Свето-Звуковой Поток; Бог в действии.

[11][8] Сфера Любви (Сач-Кханд, пятая Сфера Творения, Сфера Истины) — родина души. Сфера первого и главного проявления Бога-Абсолюта, называемого Сат-Пуруш. Гуру Нанак следующими словами описывает сферу Любви:

Здесь Бесформенный творит все несчетные Мироздания, наслаждаясь своим Творением.

Много здесь небесных систем и много космосов, сосчитать их, как сосчитать несчетное;

здесь из бесформенного возникли горы и плоскогорья, и все остальное здесь приняло свои всевозможные формы.

И движется и живет все Творение предназначенной Его Волей судьбою.

Тот, кто благословлен подобным видением, пребывает в сказочном восхищении.

Но, о Нанак! Такова здесь красота упоительная,

что описать ее — задача совершенно немыслимая!

[13][9] Пароль Силы — симран, или непрерывное безмолвное повторение данных Мастером ученику во время посвящения пяти имен Бога.

Комментарии отключены.