Глава 6 КОСМИЧЕСКИЙ ГОРОД

Итак, Милостью живущего Мастера я достиг начальной стадии сверхсознания, или сознания трансцендентного, четвертой стадии существования. Продолжив свой подъем над астральными райскими мирами и летними садами, я достиг области ослепительного света, потом пролетел сквозь лазурное небо, усеянное ярко сияющими звездами и пылающими солнцами. Я увидел яркие кометы, мчавшиеся подобно стаям сверкающих серебряных рыб. Здесь же заметил я вспыхивающих странствующих светлячков и услышал громкие звуки нескончаемой Музыки Творения.

Двинувшись в направлении Солнца и Луны, этих шаров желтого огня, я прошел сквозь них, и разбились они на сверкающие как бриллианты осколки. Я услышал звучный и глубокий звон великого колокола, и музыка его поглотила меня. Звон слился с мелодией раковины, и оказался я на тропинке, тянувшейся по крутому склону лилово-золотой горы. Поднявшись, я очутился на развилке трех дорог. Позади себя я ощущал водоворот циклона мирского гнева, и, взглянув на три дороги, я задрожал. Ужасные предчувствия охватили меня. Бог вездесущ, всеведущ и вечен, быстро подумал я; любовь, будучи той же сути, что и Бог, так же вездесуща и постоянна, поэтому бояться мне нечего.

Левая дорога казалась грозной и темной, там, как чувствовал я, кишели странные маги и адепты-колдуны. Вход сюда охранялся фантастическими существами — воплощениями сверхъестественных и таинственных сил, я ясно видел их огненные, пронзительные глаза. Мой Мастер предупреждал меня, что непреклонные стражи попытаются воспрепятствовать моему дальнейшему подъему, предложив мне великие знания и силы, если я послушаюсь их. Я опознал среди них уже знакомую мне фигуру негативного адепта. Он приближался ко мне с приветливой улыбкой на лице.

«Джеймс, мой дорогой друг, как прекрасно опять встретить тебя, — сказал он, держась в стороне, ибо волны звучащего огня окружали меня. — Я надеюсь, ты останешься с нами хотя бы ненадолго. Мои друзья, живущие здесь, наградят тебя великими силами, богатствами и психическими дарами, если ты, Конечно, поступишь так, как они укажут тебе. Мой друг, могу заверить тебя, что в твоих интересах послушать их. Они предложат тебе сделки куда более выгодные, чем предлагает твой благочестивый учитель. С честью и славой будешь править ты в физическом мире, я не преувеличиваю».

Вслух я громко произнес Пароль Силы, и негативный адепт исчез во мгле, мгновенно скрывшись в склоне горы, и в ничто обратились странные маги и адепты-колдуны.

«Путь направо обеспечит тебе доступ в более высокие космосы, чем этот, — прозвучал голос Мастера в моем правом ухе. — Однако твой путь — в центре, путь неизмеримо более лучезарный, воистину мост радуги, широкая дорога, ведущая в наивысший рай».

И пошел я тогда по средней дороге, перебрался через вершину лилово-золотой горы, и по ту сторону ее, в ущелье, Мастер предстал моему взору. Великолепно было лицо Его, сиявшее лучезарным светом, и сверкали восхитительными красками одежды Его светового тела. Невольно вспомнились мне слова Тулси Саиба[1][1], мистического адепта наивысшей степени, провозгласившего: «На ногтях ног Мастера вспыхивает ослепительный свет, озаряя до самой глубины душу посвященного ученика». Увидев Лучезарную духовную форму Мастера, Маулана Руми так поведал о том: «Когда восходит Свет Мастера в душе — открываются тайны обоих миров». Утверждал Гуру Арджан: «Благословенная форма моего Мастера находится в моем лбу, и когда я смотрю внутрь, я вижу ее там». О своей внутренней связи с Мастером поэтически сообщил нам другой великий Святой — Муин ад-дин Хасан Чишти: «О Мастер! Не может выдержать само солнце блеска Твоего лица. И прикрылась тучей луна, чтобы не ослепил ее Твой свет. Так же как луна сияет отраженным светом солнца, свет Бога принимает видимую форму в своем Пророке».

Теперь я полностью понял всю важность слов этих Святых. Подведя меня к краю, Мастер направил мой взгляд в долину, лежащую под нами, где был расположен громадный, изумленье внушающий город.

«Это Город Тысячелепесткового Лотоса[2][2], — объяснил мне Мастер. — Космическая энергетическая станция обоих миров, как астрального, так и физического».

По склону горы мы направились вниз, постепенно приближаясь к Городу, который был не чем иным, как пульсирующим сказочным космосом с куполами изумительных зданий, высеченными, как казалось, из радужного жемчуга. Стены зданий вибрировали и переливались многочисленными оттенками агата, а колоссальное пламя, лучезарное и мощное, поднимавшееся от купола величественного и неописуемого дворца, освещало центральную часть Города. Тысячи лепестков этого огня рождали мелодии и созвучия, завораживающе восхитительные.

«Теперь ты сможешь понять, почему город этот называется Городом Тысячелепесткового Лотоса, — сказал Мастер. — Взгляни на эти сотни источников света, окружающие центральное пламя».

Мы вступили в город, и тут увидел я бесчисленные сады, где журчали великолепные фонтаны дивного света, наполняя нектаром астральный воздух. Вокруг фонтанов в изобилии росли светящиеся прекрасные асфоделии и другие окруженные ореолами цветы. Над головой горело небо немеркнущим звездным огнем, и тут почувствовал я внутри себя астральную пульсирующую Музыку жизни.

«Люди, достигшие этой области астрала и живущие в Городе Света, необычайно счастливы, — пояснил мне Мастер. — Они искренне верят, что награждены величайшим блаженством».

«Очень трудно осуждать их за подобное предположение, Сэр. Не припомню, чтоб в своих предыдущих астральных путешествиях я видел подобную несравненную красоту».

«Ты, безусловно, видел уже ее, — ответил Мастер, — и видел панорамы значительно более прекрасные, но забыл многое из того, что испытал в своих предыдущих путешествиях. Тем не менее астральный Город Тысячелепесткового Лотоса есть наивысшая область, которой способны достичь многие успешные мистики и йоги нашей Земли. Он настолько велик и внушает такое благоговение, что живущие здесь души не могут понять того, что дальше существуют еще более высокие и еще более прекрасные сферы. Видишь ли, они не в силах понять термин: «Бог-за-Богом»».

«Бог-за-Богом! – воскликнул я. — Эта фраза заставляет звенеть забытые струны моей памяти! Ибо припоминаю я, как во время моего последнего пребывания в астральном мире здешние мудрецы, которых называли сумасшедшими, распустили слух, что будто бы за Богом существует еще Бог. И мне тогда же захотелось как следует прояснить эту мысль. Что за необычайная мысль! Однако они меня отговорили».

«Ну что ж, мы в дальнейшем проясним твою “необычайную мысль”, — сказал Мастер, и в глазах Его заискрился смех. – Но прежде всего я бы хотел, чтобы ты встретился кое с кем, кто специально спустился сюда из более высокой сферы, чтобы искренние искатели Истины, подобно тебе, смогли увидеться с ним».

После того как мы прошли вдоль ярко освещенных улиц, где, веселясь, играли дети и благожелательно улыбались проходящим умудренные опытом мужчины и женщины, Мастер провел меня в сад, и мы вошли в скромное белое здание. Встав со стулу, худой человек никак не старше тридцати лет низко поклонился Мастеру. Мастер ответил ему поклоном. Не дожидаясь, что Мастер представит его, человек повернулся ко мне, дотронулся рукою до своего лба и сердца, поприветствовав меня. Затем он жестом попросил нас садиться. После нас он и сам опустился на стул. С глазами темными и яркими, он был похож на перса. Мастер и он отлично знали друг друга, и в том мне не пришлось сомневаться.

«В одном из моих предыдущих воплощений меня звали Хосров[3][3], — сказал он. – Я сообщаю это вам, ибо мне хорошо известен ваш интерес к музыке. Меня считали поэтом-мистиком и некоторым образом также музыкантом. Инструмент, называемый цитрой, был моим изобретением. Попытку мою отобразить музыку духа в условиях физического мира я считаю неудачной. Как и вы, Джеймс, я оставался безразличен ко всем мирским религиям, за что и подвергся нападкам духовенства и был объявлен “неверным”. Таким образом моя абсолютная любовь к Всевышнему обратила меня в еретика. И даже если бы изо всех своих сил я постарался принять поверхностную религию священников, то не смог бы. Каждая клетка мое тела пульсировала, излучая любовь к Богу. Я достиг такого состояния, когда, откровенно говоря, мне стало все равно, продолжу я жить на Земле или нет. У нас, влюбленных во Всевышнего, не вызывает особого беспокойства растворение и исчезновение низших слоев Творения, ибо главная наша цель есть нерушимое знание, что наш Возлюбленный великолепен».

«Мастер Хосров является главным учителем храма Огненной Мудрости, находящегося в Сфере Разума, по ту сторону астрального мира, — объяснил мне мой Мастер. – Может быть, ты будешь столь любезен, дорогой Хосров, и расскажешь нашему другу Джеймсу о том месте, где он сейчас находится?»

«Вы, кто может рассказать ему все, спрашиваете меня? – сказал Хосров, и улыбка заиграла на его губах. – Итак, Джеймс, по мере твоего продвижения вперед и вверх ты будешь все более и более осознавать, насколько силен звуковой поток, поток слышимой жизни, или непостижимого, самовозникшего Слова, поддерживающего все Творение, начиная с его первого излияния из сферы чистейшего духа до наиболее плотной сферы, сферы материальной. Река жизни, эта сила “Бога в действии”, существует в текучей форме, изменяя свою тональность от сферы к сфере, оставаясь неизменной в то же время неизменной в своей сути. Это слово поддерживает семь космических островов и девять необъятных подразделений сознания, составляющих наш космос всех космосов. Острова эти и отделы в христианской Библии называются «обителями в доме Отца». Для удобства все их можно разделить на четыре космические Сферы Творения. Начиная сверху, первой окажется сфера чистого духа, второй – сфера духа с примесью материи, третьей – сфера материи, смешанной с духом и четвертой, последней, — сфера материальная. Как тебе уже говорил твой Мастер, исследование трех внутренних Сфер Творения, первых трех великих подразделений, есть неотъемлемое право и духовное наследство каждой человеческой души. И если мы не войдем внутрь, если мы не пересечем их, то вина в том будет только нашей».

Хосров умолк, посмотрев на меня долгим и проникновенным взглядом.

«Мир материально-духовный, или третья, низшая внутренняя Сфера, наиболее близко расположен к материальной, последней великой Сфере Творения, — продолжал затем он. – Город Тысячелепесткового Лотоса, где мы сейчас находимся, есть точка наивысшей концентрации космической энергии в материально-духовной сфере. Именно отсюда, из этого энергетического источника, черпает силу весь физический мир. Шкала времени в третьей Сфере Творения короче, короче чем в духовно-материальной, однако она значительно длиннее, чем в вашем бескрайнем материальном мире. Обе эти сферы, а также и следующая, духовно-материальная, попадают в конце космической эпохи, продолжающейся многие миллионы лет, в космическое уничтожение[4][4]. Те, кто живут здесь и думают, что они вечны, ошибаются. Эти так называемые Сферы рая очень красивы, однако они подчинены закону «Вдоха Брахмы», или уничтожению. Только высочайшая, первая космическая сфера, сфера Любви, лежащая вне времени, пространства и причинности, находится вне закона «Вдоха Брахмы».

Как тебе хорошо известно, начало пути возвращения в сферу Любви лежит в Сфере четвертой, низшей в Творении и охватывающей весь физический космос с его планетами, солнцами, звездами, солнечными системами, галактиками и космическими схемами, известными и неизвестными современным астрономам. В вашем физическом космосе материя находится в своей наиболее грубой и наиболее плотной форме, с очень незначительной примесью духа, достаточной только для того, чтобы одухотворять его и поддерживать в нем жизнь. Физическая структура четвертой великой Сферы Творения есть низшее порождение космической идеи, спущенной вниз посредством «космического разума». Весь физический мир с его миллиардами галактик, разделенными неизмеримым числом световых лет, в сравнении с внутренними областями, лежащими за ним, покажется всего лишь песчинкой. Здесь, в Городе Тысячелепесткового Лотоса, начинается внутреннее путешествие духовного искателя. И именно здесь, как это ни покажется странным, оканчивается внутреннее путешествие йогов, после того как они пересекли всевозможные внутренние чакры[5][5], или бесплотные центры сил внутри своих тел. Место это является первой ступенью лестницы дальнейшего подъема души, желающей пройти мистическим путем любви, путем слышимого жизненного потока. Для такого искателя высочайшего духовного пути, отказавшегося разбудить внутри себя огненную змеевидную силу кундалини[6][6], оживляющую чакры в йоговских упражнениях, подъем из физического мира потребует значительно меньшего напряжения; также исчезает опасность повреждений как самого физического тела, так и мыслительного аппарата. Вступая в контакт с Божественным звуковым потоком, внутренней симфонией любви, внимание ученика поднимается вверх автоматически — и это безо всяких сознательных усилий с его стороны».

«Почему люди, занимающиеся йогой, не могут полностью выйти за пределы физического сознания с помощью своих упражнений, приводящих в действие микрокосмические центры сил, или чакры?» — спросил я его.

«Потому что подобные упражнения имеют дело с возвышенными жизненными струями человеческого организма, называемыми йогами прана[7][7], — ответил Хосров. — Только после длительного и трудного периода самодисциплины появляется некий результат. Даже если йоги потратят на упражнения всю жизнь, они не обязательно достигнут желаемой цели. Кроме того, праны имеют дело только с утонченными, физическими, возвышенными и астральными материями, действие этих тонких жизненных струй заканчивается здесь, в Городе Тысячелепесткового Лотоса. Мистический же путь любви, как тебе хорошо известно, начинается в наивысшем микрокосмическом центре человека, а именно в месте нахождения души, между и позади бровей, и ищущий этого высокого духовного пути во время своего первого посвящения в секреты потустороннего мира уже сможет получить результат, во имя которого так тяжело и долго работал йог. Случается это часто».

Хосров умолк. Мастер поднялся и знаком попросил меня встать. Хосров также встал и поклонился сначала Мастеру, а затем мне. В ответ Мастер поклонился ему, а я испытал непреодолимое желание пасть ниц перед обоими этими Святыми людьми. Прочтя мою мысль, Мастер остановил меня. Поклонившись благородному Хосрову, я последовал за Мастером, и мы, покинув это скромное убежище, отправились в дальнейший путь, окруженные прелестными садами, где на газонах играли дети.

«Недавно ты упомянул, что в прошлом уже встречал термин «Бог-за-Богом»», — заметил Мастер, следуя вдоль бульвара, обсаженного по бордюру ослепительно сияющими цветами.

«Да, Мастер, — ответил я. — Во время моего пребывания в астральном мире ночной музыки мое желание исследовать этот предмет встретило неодобрение. Многие живущие там испугались глубины моих вопросов, возникавших в связи с термином

«Бог-за-Богом», и заверили меня, что сами видели Бога. Протестуя, они утверждали, что понятие «Бог» есть понятие окончательное, ибо ничто не может существовать за Богом. И я признал, что действительно очень трудно представить себе и понять возможность существования Бога-за-Богом. Однако вы, Сэр, говорите, что это именно так».

«Да, это, без сомнения, так, — ответил великий Мастер, улыбаясь детям, смотревшим на нас с дружелюбным любопытством. — И чтобы ты мог уверенно и быстро продвинуться по следующему отрезку твоего пути, я теперь кое-что сообщу тебе. Итак, Бог действительно существует за Богом, и в том, к полному своему удовлетворению, ты вскоре и сам убедишься».

«Конечно, Мастер, — сказал я. — Те, кто убеждали меня, что сами видели Бога, и утверждали, что Бог не может существовать за Богом и что понятие «Бог-за-Богом» неправильно, очевидно, ошибались, ибо Он действительно существует. Вы так сказали мне, и Вам я безоговорочно верю».

«Много всяческих божеств существует в космической схеме Творения, — сказал Мастер. — В этом великом космическом городе живет одно из них. Как ты, конечно, заметил, город изгибается, в форме полумесяца, по великой дуге, достигая подножия космической горы Света. На вершине горы Света находится дворец властителя этого района. Многие живущие здесь считают Его величайшим божеством. Самим Богом. Однако даже Он не является наивысшим божеством этого района, ибо подчинен он более высоко стоящему божеству, имеющему власть над Сферой Разума[8][8], лежащей за этой сферой. В сравнении с этим живущим здесь божеством божество, находящееся выше, может быть названо «Бог-за-Богом». Но и Он, этот «Бог-за-Богом», всего лишь второстепенное божество, ибо управляет Он только Сферой Разума, сферой астрального и физического миров. За Сферой Разума существуют более высокие духовные сферы и более духовные божества. Одной из причин распространения слуха о существовании Бога-за-Богом, являющегося глубокой Истиной, есть желание дать живущим здесь понимание, что они обречены на непрерывное возвращение к страданиям и боли физического мира, обречены до тех пор, пока не встретят Бога-за-Богом сами и лично. Бог-за-Богом есть наивысший Бог, Бог безымянный, о котором с глубоким пониманием предмета говорят мистики трансгималайской школы: «Он есть тот, о ком ничто не может быть сказано»».

«Действительно, невероятная доктрина», — сказал я.

«И нет лучшего места, чем сфера невероятного, чтоб объяснить «невероятное», — засмеялся Мастер. — Секрет всего космического единства лежит в видимой дуальности Бога и Бога-за-Богом. Жизнь есть необъятный и безмерный круговорот энергии, идущей, во-первых, от Бога-за-Богом и от Бога, во-вторых. В космическом круговороте мироздания миллиарды и миллиарды существ вновь и вновь возникают и исчезают. Бог-за-Богом создает бессмертные души, но смертные формы создаются Богом, который известен нашим земным религиям под различными именами. Постижимое и непостижимое есть два влюбленных незнакомца, постоянно встречающихся и объединяющихся в божественном браке Творения».

«Тем не менее я вполне понимаю тех, кто верит, что властителем этой сферы является Всевышний Бог», — сказал я и обвел широким взмахом руки раскинувшуюся предо мной величественную панораму космического города.

«Да. Властитель этот управляет не только астральной, но и физической сферами, — сказал Мастер, — тем не менее Он всего лишь низшее проявление Второстепенного Бога, действительно правящего и здесь, и там, и дальше, в Сфере Разума. Бог разума охватывает, заключает и обобщает в себе прошлое, настоящее и будущее, то есть понятия, доступные для человеческого сознания. Однако предсказать дату, когда Бог Сферы Разума, Второстепенный Бог, закончит свое космическое царствование, невозможно, как невозможно назвать дату Его первоначального возникновения. Как и сам ты, Джеймс, великолепно знаешь, понятия начала и конца суть понятия не реальные, ибо порождены они органами чувств человека, имеющими весьма ограниченные возможности, именно благодаря этому человек видит, что все в его окружении имеет начало и конец. С точки зрения высшего сознания, все, что называется началом события в физическом мире, уже существовало до того в качестве идеи в районах энергии астральных сфер и Сферы Разума. Далеко за этим районом лежат районы, выходящие за пределы самого времени или Второстепенного Бога.

Этот Второстепенный Бог занимает в иерархии космоса подчиненное положение, хотя Его и боготворят как Всевышнего Бога и Творца миллионы людей. Конечно, Его следует считать существом высокопоставленным, воплощением Света, Мудрости и Силы. С уверенностью можно сказать, что «длительность существования» Второстепенного Бога, а также и существование всех вместе взятых Сферы Разума и сфер физических продолжается от одного великого космического цикла до другого, пока все не поглотит уничтожение».

«В таком случае зачем нужен Второстепенный Бог? — недоумевая, спросил я. — Похоже, что в сравнении с наивысшим Богом Он занимает довольно низкую ступень в иерархии?»

«Мы должны относиться к Второстепенному Богу с большим уважением, — ответил Мастер. — В районах причинности цель Его и задача — привязать человечество к колесу Жизни и Смерти, колесу перевоплощения. Долгая борьба человечества, направленная вверх против силы перевоплощений, стягивающих его вниз, была предписана Богом-за-Богом для очищения человека от грехов и нечистот и для подготовки его к космическому путешествию и возвращению в лучезарный центр, сферу Любви. В любую эпоху на Земле появляются воплощения Второстепенного Бога, мессии и пророки. Их задача заключается и искоренении несправедливости и зла, в защите добра, в наказании злодеев и обещании спасения всем праведникам. Подобное спасение, однако, не вечно, оно ограничено временем существования нижних Сфер Творения.

Много праведников живет здесь, в великом космическом Городе Тысячелепесткового Лотоса. Спроси их: «Как вы думаете, где вы находитесь?» И они просто ответят тебе: «В раю». Однако неминуемо и неизбежно возвратятся они в физический мир и будут возвращаться до тех пор, пока не окажутся достойными внимания живущего в это время на Земле Мастера, и тогда Он поможет им переступить пределы времени, пространства и причинности и достичь сферы Любви. Все так просто. Джеймс, так просто, что мало кто поверит к это. Выше и дальше за этим местом лежит истинный район блаженства. Великий Город Тысячелепесткового Лотоса есть всего лишь его копия, его бледное отражение. Видишь ли, Джеймс, Второстепенный Бог и Его низшее воплощение, Великий Маг, создав эти райские места, поставили тем самым не одно препятствие на пути ищущей души. Сердечный центр, или чакра, в физическом теле человека есть микрокосмическое отражение этого великого космического города. Йоги, обращающиеся в своих медитациях к этому сердечному центру, зачастую ошибочно полагают, что совершили высокий астральный полет».

Итак, я, Джеймс, прибыл в прекрасный район, столицей которого был Город Тысячелепесткового Лотоса. Мастер провел меня в школу Сознания, храм Мудрости, где пробудилось в разуме моем понимание того, что многие свои воплощения провел я в глубоком сне. Я был теперь осведомлен о существовании множества высших Сфер во внутреннем космосе. Мудрецы, жившие здесь в космическом городе, с великим уважением и благоговением встречали моего Мастера. И тому я сам был свидетелем. Даже Божество этого района засвидетельствовал Ему глубокое свое уважение. Неудивительно, что воздавалось подобное почтение моему Мастеру, ибо был Он принцем любви. А там, где властвует любовь, других правителей быть не может. Любовь есть начало и конец мудрости, и каждый истинный Мастер каждого века утверждал, что наивысшая Сфера Творения есть Царство Любви. Здесь, в Городе Тысячелепесткового Лотоса, встретил я тех, кто на Земле были весьма успешными учителями йоги и мистиками. Они достигли космического города путем неуловимой манипуляции электронными эфирными потоками, излучаемыми человеческим организмом и известными Востоку под названием прана. Миллионы пророков различных степеней духовного прогресса вместе с воплощениями второстепенных Божеств и духовных отшельников буквально сидят на мели в этих пленительных местах.

Только в случае, если знающий мистический адепт высочайшей степени освободит их от власти Второстепенного Бога, смогут они продвинуться в Сферы чистого духа. Как недавно утверждал Мастер Хосров, они не сумеют подняться выше ни мистическими, ни йоговскими методами. Тем не менее большинство из тех, кого я встретил, были вполне довольны, что сумели так высоко подняться. Что же до меня, то подобное достижение не удовлетворяло меня, ибо манили взгляд мой раскинувшиеся за космическим Городом Света безбрежные просторы, вызывавшие в моей душе живой отклик и благоговение. Было бы великим духовным приключением под руководством и с милостью моего Мастера пересечь их! Это мне и предстояло сделать.

[1][1] Тулси Саиб, Шам Рао Пешва (1763-1843) — великий поэт и Святой из Хатраса (около Агры); Совершенный Мастер Сюрат Шабд Йоги, автор «Гхат Рамаяны» («Внутренняя Рамаяна»), в которой представлена духовная интерпретация эзотерических Истин, содержащихся в эпосе Рамаяны. Отказался от трона во имя духовности.

[2][2] Город Тысячелепесткового Лотоса (город Тысячелистного Лотоса, или Саханс-дел-Канвал) находится в верхней части астрального мира, в его седьмой, высшей подсфере.

[3][3] Амир Хосров – персидский Святой. Объявлен «неверным» и казнен на базарной площади.

[4][4] Космическое уничтожение – космический цикл, который подразделяется на малое космическое растворение и сверхкосмическое. Первое поглощает Брахманд, или все три нижние Сферы Творения, сверхкосмическое доходит до границ Сач-Кханда, пятой Сферы Творения, и случается хотя и регулярно, но редко, по истечении великого множества веков.

[5][5] Чакры — семь светящихся невидимых микрокосмических центров в теле человека, которые контролируют физиологические и психические процессы.

[6][6] Кундалини — змеевидная сила, поднимающаяся вдоль позвоночника от его низшей точки до Единого Ока. Активизация этой силы является целью йогов, но такая активизация сама по себе исключительно опасна. Этой практикой часто пользуются черные маги. Для избавления от кундалини иногда может потребоваться несколько воплощений.

[7][7] Праны — жизненные струи, влияющие на различные процессы, происходящие в теле человека. Они принимают внешние впечатления, помогают формированию костей и крови, контролируют течение крови по сосудам, поднимают разум и интеллект в более высокие области сознания.

[8][8] Божество (Брахмили Брахман) — Бог Сферы Разума, а также астрального и физического миров. Индуисты считают его верховным Божеством: он — сила, создающая и уничтожающая проявленное Творение, три его нижние Сферы.

Комментарии отключены.