Кабир о бхакти

Традиция «Ади Грантх»
Все смеются над моей кастой. Я приношу себя в жертву той касте, благодаря которой я стал твердить имя творца.

Куда ни повернусь — везде зрелище: Но там, где нет возлюбившего Раму, для меня пустыня.

Этот мир — каморка с сажей. Слепнут те, кто находится в нем. Я жертвую собой ради того, кто, войдя, выходит оттуда

Это тело исчезнет. Попробуй возьми его снова. Ведь босыми ушли те, у кого было богатства на лакхи и кроры.

Это тело уйдет. Поэтому поспеши выбрать путь: Либо ищи общества садху, либо славь Хари

Могут ли жалкие люди, в чьих сердцах нет божественного знания, осуждать меня? Кабир твердит имя Рамы, бросив все другие дела.

Кому ничто неведомо о Раме, тот пребывает в сладком сне. Мне же, возжелавшему узнать его, полной мерой выпало горе разлуки с ним.

Моего во мне нет ничего; все, что есть, твое. Если вручу тебе твое, что мне с того?

Повторяя «ты, ты», я стал тобою, меня во мне не осталось. Когда стер различие между собой и тобой, кого я звал другим именем, всюду стал ты, куда ни взгляну.

Куркума — желта, известь — бела. Когда любящие Раму встречаются, оба цвета исчезают, сливаясь в один.

Куркума теряет желтизну, извести не осталось и следа. Я приношу себя в жертву такой любви, благодаря которой забываются каста, сословие и род.

Нет у меня ни хижины, ни крыши над головой, ни деревни. Спросит Хари: «Кто это?», а у меня нет ни касты, ни имени.

Я не сделал ничего и не сделаю, и тело мое не в состоянии что-либо сделать. Как могу я знать, что мне делать? Ведь это Хари сделал так, что Кабир стал Кабиром.

Если даже в сонном бормотании слетит у кого-то с уст имя Рамы, Так тому на туфли для его ног отдам кожу с моего тела.

Мечта сбылась — Рама простер над душой «свою милость. Что мне смерть, когда уже в руках синдур.

В душе поселилась змея — разлука, не слушает никаких мантр. Разлученный с Рамой не живет, а если, живет, то сходит с ума.

Если даже я сделаю семь океанов чернилами, царя леса сделаю пером, А землю сделаю бумагой, то все равно мне не описать величия Хари.

Я обошел весь мир, но нигде не нашел себе места. Тому, кто не чтил имени Хари, зачем обманывать себя чем-то другим?

Я чтил бога в мире, зная, что он заполняет собой вселенную. Кто не чтил имени Хари, тот родился напрасно.

Возлагай надежды на Раму: надежда на другого бесплодна. Те, кто не чтил имени Хари, поймут это, когда попадут в ад.

Завел много учеников и последователей, но Кешава не сделал своим другом. А когда пошел встретиться с Хари, душа остановилась на полпути.

Что делать бедняку, если Рама ему не поможет? На какую ветку ни поставлю ногу, все подгибаются.

У инструмента, на котором я играл, порвались все струны. Что делать бедному инструменту, если ушел музыкант.

Я обошел весь мир, неся свой дом на плече. Старательно все осмотрел: но ни у кого нет никого — все одиноки.

Не связывай себя, о Кабир, той веревкой, которой связан мир. Как в муке теряется соль, так исчезнет и твое, подобное золоту, тело.

Глазами буду смотреть на тебя, ушами буду слушать твое имя. Языком буду твердить твое имя, а сердце пусть станет обителью твоих лотосоподобных стоп.

Как рассказать о благости, которую дает пребывание у лотосоподобных стоп? Словами не передать это сияние. Постигнуть его можно, только увидев.

Увидев его, как я о нем расскажу? Словам никто не поверит. Хари таков, каков есть. Буду жить, радуясь, восхваляя его для себя самого.

Пустыня, где есть почитающий Раму, лучше, чем город. Место, где нет возлюбившего Раму, для меня — царство Ямы.

Странную вещь я увидел: в лавке продавался алмаз. Но не было там знатока, и пошел он за каури.

Хари — алмаз, слуга Хари — ювелир. Взяв его, открыл лавку. Как только найдется ценитель, он даст за алмаз настоящую цену.

«Намдев, тебя пленила майя, — сказал друг Трилочан. — Почему ты набиваешь ткани, а, не думаешь о Раме?».

Намдев сказал: «О Трилочан! Устами поминай Раму, Руки и ноги пусть будут заняты ремеслом, а, мысли пусть будут с богом».

Бог не делает то, чего я желаю, — так что проку в моих желаниях? Хари делает то, чего сам он желает, то, чего нет в моих мыслях.

Традиция «Грантхавали»
2.4. Бхакти и бхаджан (букв. «поклонение Богу», «восславление», «молитва») — вот имя Рамы, все другое — бесконечная скорбь. Суть всего — поминание Всевышнего в мыслях, в словах и делах, — о Кабир!

2.5. Cуть всего — поминание Всевышнего, все остальное — пустые хлопоты.
Все обыскал везде и всюду — вокруг одна смерть.

3.31. Сын, любя своего Отца, подбежал прямо к нему. Но Отец дал в руки сыну сладости-искушения и, таким образом, обманув его, ушел.

3.32. Ребенок бросил сладости, страх охватил его душу, когда он понял, что наделал. Долго плача, он, наконец, вернул своего любимого Отца.

3.33. Когда ты войдешь в мои глаза, я день и ночь буду смотреть на тебя. Когда настанет такой день, когда Хари покажет свой лик?

3.45. Все люди счастливы — едят и спят. Только Кабир дас (дас — санск. dasa букв. «слуга», «раб» — адепт, бхакт.) печален — он бодрствует и проливает слезы по Всевышнему.

5.35. Когда был я, то не было Хари; сейчас есть Хари, но нет меня. Исчез мрак невежества, когда я, взяв светильник прозрения, заглянул внутрь себя.

11.10. Пока существует корыстная любовь, служение Всевышнему бесполезно. Говорит Кабир: как познаешь корыстной любовью бескорыстного Господа?

11.11. Единственная надежда — на Раму, все другое принесет разочарование. Человек построил свой дом на воде, но все равно умирает от жажды.

12.17. Кабир: храм разрушился и порос могильной травой. Каменщик, строивший этот храм, ушел и не вернется вновь.

12.18. Кабир: храм разрушился, кирпичи его заросли могильной травой. Возлюби этого Каменщика так, чтобы этот храм не разрушился во второй раз.

12.19. Кабир: этот дорогой храм украшен алмазами и рубинами. Но зрелище это — на несколько дней: завтра же это все исчезнет

12.22. Кабир: человек живет в миру, словно спит ночью с открытыми глазами. Ему снится, что он грабит несметное богатство, однако, проснувшись, понимает, что ничего не приобрел.

12.23. Кабир: ночью, во сне неведения я чувствую, что моя душа и Всевышний различны. Когда сплю — чувствую двойственность, просыпаюсь — вижу, что моя душа и Всевышний едины.

12.24. В этом мире много неразумных людей. Они не знают о величии имени Рамы и вводят мир в заблуждение.

12.25. Что мы совершили хорошего, придя в этот мир? Что расскажем, уйдя из него? Мы в этом мире не остались, промотав все свое состояние.

12.26. Напрасно пришел в этот мир тот, кто привязан к мирскому бытию. Впал в заблуждение и беспечность, из-за глупости своей потерял цену жизни.

12.27. Кабир: без любви к Хари жизнь в этом мире — презренна. Она, словно башня из дыма, которая моментально рассеивается.

12.33. Не понял смысла имени Рамы, лишь вырастил большую семью. Умер в мирской суете, и не, осталось от тебя даже эха.

14.4. Все говорят: «идем», «идем», но меня охватывает сомнение, Если они не знакомы с Господином, то, куда они пойдут?

14.5. Нет места, куда идти; нет места, где жить. Говорит Кабир: о святые, дорога к Непостижимому иная.

14.6. Кабир: труден путь к Всевышнему, не каждый достигнет его. Кто дошел до Всевышнего, тот не вернулся. Кто покажет дорогу туда?

16.12. Желания живут, а мир умирает; люди умирали и умирают. Умер тот, кто копил богатство, спасся тот, кто тратил его.

16.13. Кабир: собирай такое богатство, которое пригодится тебе в будущем. Никого еще не видели уходящим из этого мира с тюком добра на голове.

17.16. Среди звезд луна пользуется уважением, Но, когда восходит солнце, она скрывается, так же как и звезды.

17.17. С виду кажется красивой, словно крепость из инея, Но, когда восходит солнце, луна тает, так что не наберешь и горсти воды.

17.18. Совершая паломничество и купаясь в воде, все люди вымерли. Ибо имя Рамы повторяли только губами, смерть увлекла их за собой.

17.19. Хоть поселись в Каши ( Каши (Варанаси, Беннарес) — считается святым городом, расположен на берегу Ганга), хоть пей святую воду Ганга, Все равно нет тебе спасения без имени Рамы, — так говорит Кабир, слуга Рамы.

23.11. Кабир: люди в храмах склоняют голову перед Божеством. Но Хари обитает в твоем сердце, так дай обет себе всегда быть с Ним.

24.18. Кабир: Бог един, но сокрыт от нас иллюзорным миром. Оставь все: заблуждения, неверные дела — и тогда Невидимый проявится всюду.

25.1. Чистая капля с неба упала на землю и стала грязной. Человек, лишенный благого общества святых, стал подобен золе в очаге.

25.2. Не води дружбу с глупцом — ведь железо не плавает в воде. Одна и та же капля, попав на дерево банана, на раковину и в пасть змеи, образует три разных вещества (Согласно народному поверью, капля дождя Свати, падая на дерево банана, образует камфору, на раковину — жемчуг, в пасть змеи — яд. Точно так же характер человека может меняться в зависимости от того, в какой кампании он находится).

31.1. Кабир: те, кто идут срединным путем, быстро перейдут океан бытия. Те, кто идут двумя противоречивыми путями, потонут в море сансары.

31.2. Кабир: оставь двойственность, придерживайся срединного пути. Первый путь дает прохладу, второй — жар: оба пути — огонь страданий.

31.7. Умирая, хинду взывают; «Рам!» Мусульмане — «Кхуда»! Говорит Кабир: «Тот будет жив всегда, для кого оба имени значат одного Бога».

31.8. Несчастный оплакивает свое несчастье, счастливый — в заботах, как бы не утратить счастье. Только слуги Рамы всегда радостны, потому что они далеки от счастья и несчастья.

33.2. Говоря «огонь», никто не обожжется, пока не сунет в него ноги. До тех пор пока ты не познаешь Раму, какая польза от повторения: «Рам».

33.3. Кабир; я много Думал, размышлял и пришел к выводу: никого нет, кроме Рамы. Когда я увидел Всевышнего, я стал единым целым с Ним.

33.4. Кабир — кукла, надутая воздухом, словно пузырь на воде, который однажды лопнет. В этом пузыре Творец возжег пламя любви, поэтому он способен действовать.

33.6. Кто с верой прочтет хоть половину моего стиха, тот достигнет спасения. Но если у кого в душе нет веры и любви, то распевай он стихи хоть день и ночь, от этого, пользы не будет.

33.7. Те же буквы, те же слова, но люди произносят их, по-разному; Поэт своим мастерством придает стиху красоту, наполняя его чистой амритой и эликсиром жизни.

37.1. В моей душе пролегла глубокая трещина между мной и миром бытия. Как невозможно склеить трещину в расколотом горном хрустале, так и не соединить вновь мою душу с этим миром.

37.2. Как сворачивается молоко, как засыхает дерево ак, Так и разорвалась моя душа от недоброго слова — разорвалась связь с верой в мир бытия.

37.3. Если сандаловое дерево расколешь на кусочки или орех в листе бетеля, они все равно сохранят свои свойства, Но есть две вещи, которые если расколешь, то уже не склеишь, — это Жемчуг и душа.

37.10. Кабир: обошел весь мир, взвалив на плечи свой скарб. Внимательно все осмотрел и пришел к выводу: «Нет у меня никого, кроме Хари».

38.1. Я ничего не сделал, ничего не в состоянии сделать, и йог не в силах что-либо сделать. Все, что я сделал, — содеял Хари, только его милостью Кабир стал Кабиром.

38.2. Все, что сделал Кабир, не существует, но существует все, что не сделано им. Что сделано, то существует, но это содеяно Господом.

38.3. У кого в этом мире нет никого, у того есть Ты; у кого есть Ты — у того есть всё. В твоем дворце, о Господин, не может быть пусто.

38.5. Если даже семь океанов превратить в чернила, все деревья — в перо, Всю землю превратить в бумагу, то все равно я не смогу описать величие Хари.

38.6. Как описать Неописуемого? Я не в состоянии описать Его. Но я опишу Его таким, каким я Его себе представляю. Я устал говорить постоянно о Тебе, о мой Друг!

38.7. Огонь слева, огонь справа, огонь повсюду — я сгораю в этом огне мирских страстей. Впереди и позади меня тоже огонь, только Творец может меня защитить.

38.11. С тех пор как я познал этот мир, нет мне счастья. Сколько ни брожу в поисках счастья, страдания не покидают меня.

39.4. Кабир: душа обрела покой, получив знание Брахмана. Огонь страстей, который сжег весь мир, мне кажется водой.

43.13. Я сжег свой дом, взяв в руки факел. Теперь я сожгу дом того, кто пойдет вместе со мной.

45.8. Герой, взяв в руки меч сосредоточенности, надел доспехи единства с Божеством. Он взобрался на слона знания, теперь настало время покинуть поле боя.

45.17. Дерево высокое, плоды его, в небе; птицы погибли, отчаявшись достать их. Великие мудрецы исчерпали свои силы, тщась достать их, но безупречные плоды остались недосягаемы.

45.18. Остался вдалеке от Всевышнего — ну и что? Отдай свою голову Господу и станешь близким ему.
Но пока не вручишь свою голову Всевышнему, не достигнешь успеха.

45.25. Бхакти — супруга Рамы, она, словно острое лезвие. Кто колеблется, тот порежется об него, стойкий пройдет по нему невредимым.

45.26. Бхакти — супруга Рамы, она, словно пламя огня. Кто прыгнет в него, тот спасется, сгорит тот, для кого оно — просто зрелище.

47.1. Иди туда, где нет ни старости, ни смерти, где никто не слышал о смерти. Иди, о Кабир, в ту страну, где лекарь — сам Всевышний.

47.2. Кабир: живет в лесу, став йогом, собирает и ест дикие коренья. Но я не знаю, от какого корня тело стало бессмертным. (Магический корень бессмертия, который у Кабира отождествляется с Рамой — дарующим бессмертие. В традиции бхакти «корень бессмертия» — это истинное почитание Рамы или Вишну — Хари. Согласно индийской мифологии, sanjivani, или mrt sanjivani, — один из четырех целебных корней, который, как предполагают, устраняет смерть.)

47.3. Кабир достиг стоп Хари, разорвались сети заблуждений, расставленных майей. Теперь он принял позу йога в пустоте ( букв. «остановился в пустоте»), и смерть ушла, колотя себя по голове.

47.4. Три и перетирай грязь со своей души, пока не исчезнет себялюбие. Словно паралитик, взывай к Любимому: «пиу», «пиу», тогда смерть не сможет поглотить тебя.
( типично индийский способ стирки белья — его с силой бьют о камни и энергично перетирают руками. Кабир советует таким образом «очистить» свою душу, пока она не станет чистой.)
(«пиу» звук птицы чатак, или чатрик (индийская кукушка). С этой птицей чатак связано поверье, будто она не пьет обычную воду. Лишь один раз в году, когда луна проходит через созвездие Свати (Млечный путь), чатака выпевает несколько капель. С помощью этой анологии Кабир показывает страдание истинного бхакта, ищущего Раму.)

47.5. Кабир отточил свою душу о точильный камень разлуки. Теперь моя душа растворилась в стопах Хари, и рука смерти не дотянется туда.

47.6. Проводи много времени под таким деревом, которое плодоносило бы двенадцать месяцев, Давало прохладную тень изобилие плодов, и на нем бы резвились птицы.

47.7. Дерево дарует милость, благодетельны плоды его для живущих. Но птицы улетают в далекие края от дерева, приносящего благие плоды.

48.1. Бросил бесценный Драгоценный камень и взял в руки простой булыжник. Оставил лебедя ради дружбы с цаплей.

48.3. Кабир: на ненужный хлам нашелся покупатель. Он связал тяжелый тюк негодных вещей — теперь ему ничего не унести с собой.

50.1. Я не знаю названия той деревни, куда иду. Только вчера я занозил себе ноги колючками, так почему же сегодня не надел деревянные сандалии?

50.5. Кабир извлек чистую воду из очень глубокого колодца и выпил ее. Все живые создания, погрязшие в мирской суете, умерли от жажды.

50.12. Кабир: я вышел искать счастья, но впереди встретил несчастье. Оно увело меня домой, и там я нашел огромное сокровище любви к Раме.

51.1. Кабир: сгорела река сансары, вода и земля тоже в огне. Но огонь не одолел Гопала ( Гопал — имя пастуха Кришны, земного воплощения бога Вишну), не уничтожил бесценную Жемчужину.

51.2. Поднявшись высоко, тучи извергли дождь раскаленных углей. Поднимись, о Кабир, и громко взывай о том, что мир горит в огне мирских страстей.

51.3. Пылает огонь, и все страдают, я не вижу ни одного счастливого. Но там, куда Кабир направил свои стопы, он обрел облегчение.

53.4. Кабир: в поисках Рамы подвижник отправился на Сингхалдвип, Но Рама обитает в теле того, кто верит в Него.
(Сингхалдвип, или Сварнадвип, «золотой остров», — древнее название острова Цейлон. Здесь имеется ввиду, что подвижник отправился очень далеко в поисках Рамы, а Он обитает в сердце.)

53.5. Никто и нигде не видел Господа ни малым, ни большим; но Брахма, как в зеркале, отражается повсюду. Тот, кто знает это, находится рядом с Ним, далек от Него тот, кто считает, что Он находится вдалеке.

53.6. Я считал, что Хари находится далеко, а Хари, как в зеркале, отражается во всем. Я считал, что Он вне меня, а Он рядом.

55.6. Кабир: дни прошли в бесполезной болтовне и слушании ее; душа, попав в сети сансары, не смогла распутать их. Говорит Кабир: «О душа! Ты ничего не поняла и находишься в заблуждении, как и раньше».

56.6. «Я много раз совершал хадж к Каабе, о, сколько раз!» — говорит Кабир. «О мир, в чем моя вина, что ты мне ничего не говорил? О мой пир»!
(миран, мир (перс. mir «глава», «руководитель»). В историческом плане — титул сейидов, потомков Мухаммада)
(пир — (перс. pir букв. «старец») — глава мусульманской секты, обычно учитель у суфиев. Здесь обозначает либо наставника в вере (гуру), либо — что представляется более вероятным — самого Раму.)

58.2. Сначала горит в огне, а потом снова зеленеет. Я приношу себя в жертву такому дереву, которое приносит плоды, если даже вырубаешь его корни.

58.3. Если рубишь лиану, то она зеленеет, если поливаешь, то засыхает. Невозможно рассказать о свойствах этой удивительной лианы.

59.3. В начале, в середине и в конце Рама остается Нераздельным и Невидимым. Кабир: слуга Его никогда не отделится от своего Творца..

Комментарии отключены.