Кабир о смерти

Традиция «Ади Грантх»
В тот день, когда я умру, придет радость — Я встречусь со своим владыкой, и те, кто со мной, восславят Гобинда

Убей то! Смерть его принесет тебе счастье. Каждый скажет тогда, что это хорошо; ни один не сочтет это дурным.

Эта жизнь подобна темной ночи, где бродит майя в виде воров с арканами, свитыми из искушений. Знай, бог накажет тебя, если попадешься им.

Мир боится смерти, а я радуюсь ей. Ведь только в смерти обретешь истинное блаженство.

Каждый умирает, но никто не знает, как умирать. Умри так, чтобы тебе не пришлось умирать снова.

Ни один лжец не может выдержать испытания на пробном камне Рамы. Лишь тот выдержит испытание, кто живет, словно мертвый.

Кости горят, как дрова; волосы горят, подобно траве. Видя, как горит этот мир, Кабир стал печален.

Я хочу умереть, а когда умру, то пусть это будет у дверей Хари. Пусть спросит Хари: «Кто это лежит у моего порога»?

Лекарь умер, умер больной, умер весь мир. Не умер один Кабир, которого некому оплакать.

Лебедь улетит, тело будет похоронено — признаки этого явны. Но даже зная это, живое существо не отрешилось от ничтожности мира, видимого его глазами.

О несчастный! Ты погибнешь, кичась перед людьми. Знай, то, что сталось с твоим соседом, уготовано и тебе.

В мгновение ока промелькнула жизнь. Душа еще не освободилась от мирских забот, а от Ямы уже пришли и ударили в барабан.

Традиция «Грантхавали»
12.5. жизнь коротка, а люди превратили ее в огромную арену для представлений. В конце концов все уйдут из этого мира — раджа, бедняк султан.

12.6. Наступят такой день, когда со всем придется расстаться. О раджа, царица, правитель! Почему сейчас не заботитесь о будущем?

12.9. Не возносись, глядя на свое красивое тело. Ты скоро расстанешься с ним, как змея со старой кожей.

12.10. Не возносись, глядя на свой высокий дом. Скоро будешь лежать в земле, а сверху вырастет трава.

12.11. Не гордись собой и своим телом, Даже тому, кто сегодня восседает на боевом коне, под царским опахалом, впереди уготована яма в земле.

12.12. не возносись, ведь смерть уже схватила тебя за волосы. Неизвестно, где умрешь — в родном доме или на чужбине.

12.20. собрав щепотку праха, завязали в узелок — вот так выглядит наше тело. Но зрелище это — ненадолго: в конце концов прах снова станет прахом.

12.56. Моя мать — чужая, отец — чужой, я тоже чужой среди них. Мы встретились случайно в лодке, плывущей по реке мирского бытия.

12.57. Здесь — чужой дом, там — наш собственный дом. Сюда мы пришли на базар, чтобы заняться торговлей. Продав плоды своих дел, мы уходим безвозвратно.

41.1. Если человек живет, словно мертвый, отказавшись от всех мирских желаний, И служит своему Господину, то Хари оберегает своего слугу от страданий.

41.2. Моя душа умерла, а тело мое ослабло. Тогда Хари последовал за мною, взывая: «Кабир», «Кабир».

41.3. умерев при жизни, остался презренный людьми на кладбище — никто не понял моей тайны. Только Хари нежно призвал меня, словно корова, любящая своего теленка.

41.4. Если сжигаю фальшивый дом, то спасаю дом истинный, если сохраняю фальшивый дом, то теряю дом , истинный. Я увидел удивительное — тот, кто умер при жизни, победил смерть.

41.5. Смерть за смертью — так вымер весь мир, но никто не знает, как умирать. умирать надо так, чтобы не пришлось умирать снова.

41.6. Умер лекарь, умер больной, умер весь мир. Не умер лишь один Кабир, опорой которому служит Рама.

41.7. Моя душа умерла, умерли все привязанности, прошла корысть, все исчезло. Был йог, но слился с Всевышним, и от асаны его осталась лишь горстка пепла.
(асана — (букв. «сидение», «пребывание») — практика хатха-йоги разработала целую систему поз, способствующие установлению контроля над чувствами и сосредоточению.)

41.8. Смерть лучше, чем жизнь в мире сансары, для тех, кто знает, как умирать. Кто умирает до своей смерти, тот становится бессмертным в век Кали.

46.1. О человек, поддельное счастье ты принимаешь за истинное, радуясь этому в душе. На самом деле весь мир для смерти — что жареные зерна; одни у нее во рту, другие пока в подоле.

46.2. Сегодня ночью или завтра она застанет нас; в дороге. Человек — воробей, смерть — сокол, который неожиданно нападает.

46.3. Смерть стоит у твоего изголовья. Проснись, о любимый друг! Почему без любви к Раме спишь спокойно?

46.4. Весь мир погружен в сон, только одному святому не спится, Потому что он понимает, что смерть стоит у изголовья, словно жених у ворот невесты.

46.5. Сегодня говорит: «завтра буду почитать Хари». Завтра опять говорит: «завтра». Так, откладывая со дня на день, упустил благоприятное время (т. е. человеческое рождение).

46.6. не заметил, как прошло мгновение в хлопотах о завтрашнем дне. Смерть внезапно нагрянет, как сокол на куропатку.

46.7. человек, как птичка, клевал кусочек за кусочком — так промелькнули мгновение за мгновением. Душа еще не освободилась от забот, а Яма уже пришел и ударил в барабан.

46.8. Я один против двух, между ними нет разницы: Если спасусь от Ямы, все равно старость настигнет меня.

46.9. Один за другим ушли любимые друзья. О душа, теперь и твоя очередь приближается с каждым днем.

46.10. Стоящее в лесу дерево, загоревшись, взывает: «Да не окажусь я во власти кузнеца, который сожжет меня второй раз».
(Аллегория: «дерево» — тело, «загоревшееся» — чувствующее близость смерти, «кузнец» — Яма (бог смерти), «сожжет второй раз» — заставит родиться вновь и следовательно, вновь умереть.)

46.11. Что взошло, закатится; что расцвело, завянет. Что построено, разрушится; что пришло, уйдет.

46.12. Что надето, порвется; имя, которое дали, уйдет. О Кабир, пойми ту истину, которую изрек истинный гуру.

46.13. Душа взывает к сознанию: почему живешь без страха, оставшись без Рамы? Знай, ведь это тело — пузырь на воде, который очень скоро лопнет.

46.14. Пузырь на воде — такова наша жизнь. Однажды мы исчезнем, как звезды на рассвете.

46.15. Кабир; этот мир — пустое. Иногда бывает горьким, иногда — сладким. Тот, кто вчера восседал на троне во дворце, сегодня виден горящим на поляне сожжения.

46.16. каждый день женщина в своем дворце скрывает свое лицо, страшась смотреть на масан, а сегодня ее сожгли на нем у всех на глазах.
(женщина в своем дворце скрывает свое лицо — в дома знатных хинду молодой женщине разрешилось находиться рядом с мужчиной, накинув на лицо вуаль или край сари.)
(масан — возвышенное место, предназначенное для сожжения трупов; кладбище.)

46.17. Только вчера женщина блистала своей красотой, словно пламя светильника. А сегодня лебедь отправился в путешествие, и люди сказали: «Вынеси этот мусор из дома».
(Образ лебедя — символ освобожденной от мирских страстей души человека.)
(Как только душа покидает тело, семья умершего спешит вынести труп за пределы дома, так как считается, что его присутствие оскверняет домочадцев и привлекает злых духов.)

46.18. Храм высок, высока башня, двери его разрисованы, Но без имени Рамы Яма даст подзатыльник.

46.19. к чему гордиться, если смерть, схватив тебя за волосы, Неизвестно куда швырнет — уничтожит в своем доме или на чужбине.

46.20. инструмент не играет, порвались все струны. Что может поделать бедный инструмент, если ушел музыкант?
(Под инструментом подразумевается тело; под струнами — чувственное восприятие; под музыкантом — душа.)

46.21. Кузнец ушел, а кузнечный горн продолжает пылать. Наковальня и кузнечный молот остались ненужными.
(«Кузнец» — символ души; «кузнечный горн» — тело; «наковальня и кузнечный молот» — чувственные восприятия.)

46.22. Странник шагал по дороге, взвалив на спину мешок, А впереди его ждала смерть — все в жизни иллюзорно.

46.23. Человек пришел в этот мир издалека и сегодня же отправляется в далекий путь. Он остановился на полпути, чтобы насладиться жизнью, но смерть уже стоит на обочине дороги.

46.24. Никогда не произносил имя Рамы, а тут пришла старость. Что успеешь вытащить, когда двери храма уже закрыты?

46.25. Годы прошли, силы иссякли, даже цвет волос и кожи изменился. Разрушенного не восстановить, как ни раскаивайся.

46.26. Годы прошли, силы иссякли, а ты накопил множество дурных дел. Выпустил Хари из своих рук, а день смерти уже пришел.

46.27. Возлюби Хари, не думай о дурном. Как привязанное к двери животное не знает, сколько ему еще осталось жить, Так и ты не знаешь, когда смерть придет за тобой.

46.28. Я построил дом в ядовитом лесу, а вокруг меня змеи. Страх охватывает мою душу, и поэтому я не сплю по ночам.
(в ядовитом лесу — т. е. в мире бытия .)

46.29. Счастье — это Рама, все остальное — несчастье. Боги, люди, святые, демоны — все попали в сети смеющейся смерти.

46.30. Тело бренно, душа неустойчива, а человек беззаботно хлопочет о своем, не поминая имя Рамы. Но чем беззаботней живет человек, тем сильнее смеется смерть.

46.31. Плакальщики умерли; умерли те, кто разжигал костер. Ушел тот, кто оплакивал их, кого теперь позовешь?

46.32. Те, кто дал нам жизнь, умерли, и мы тоже собираемся в путь. И те, кто нам встретится впереди, тоже уже увязывают поклажу..

Теги статьи:

Комментарии отключены.