В змеиной коже страсти

 

* * *

К чувственной страсти стремишься впустую,

этим погубишь своё бытие.

 

Если ты пищу проглотишь дурную,

выплюнуть ты не сумеешь её.

 

 

* * *

С развратницею ты вступать не должен в связь:

она, обняв тебя за шею,

 

Тебя обременит, всем грузом навалясь,

корыстью, жадностью своею.

 

 

* * *

Кому чужая по сердцу жена,

того погубит ложная услада:

 

Как сахар, вкусной кажется она,

но этот сладкий сахар полон яда.

 

 

* * *

Страсть, любовь к чужой жене —

нет погибельней стихии!

 

Жизнь есть море. А на дне

Жёны — чудища морские!

 

 

* * *

Любовь к чужой жене — как запах чеснока:

не скроешь после завтрака иль ужина.

 

Безумцу скрыться ли в затишье тайника?

Всегда безумье будет обнаружено!

 

 

* * *

Смотри, раскаешься: несут тебе несчастье

чревоугодие твоё и сладострастье.

 

Пусть ты богат, -тебя низвергнут в пыль, в потёмки,

как изваяния ненужного обломки.

 

* * *

Душа-вдова, как верная жена,

воскликнула: “Я сжечь себя должна, —

 

Ведь мы с тобой слились в одно с тех пор,

как погребальный сжёг тебя костёр”.

* * *

Сказал Кабир: “В себе вы подавите

страсть к женщине, желание соитий.

 

О, скольких обольстила эта страсть,

но только в ад им помогла попасть!”

 

 

* * *

Человек в змеиной коже страсти,

Как тебя избавим от напасти?

 

В род людской не возвратим змею,

даже голову разбив твою!

 

 

* * *

Страсть к женщине и страсть к богатству — два плода:

и в том и в этом — яд, в том и в другом — беда.

 

Отравишься, едва на них ты бросишь взгляд,

а если съешь, тебя погубит страшный яд.

 

 

* * *

Золото и женщина — огонь:

вспыхнешь, лишь одним взглянувши глазом.

 

А попробуй-ка руками тронь —

и в золу ты превратишься разом!

 

 

* * *

Искал я влюблённых, добром окрылённых, —

нигде не нашёл настоящих влюблённых:

 

При встрече влюблённых чудесной амритой

становится яд себялюбья сокрытый!

 

 

* * *

У тех, кто вожделением объят,

душа и ум погружены в безделье.

 

Так существа, что беспробудно спят,

не думают о пище и постели.

 

 

* * *

Да замолчи, Кабир, в конце концов

ты всё равно не вразумишь глупцов!

 

О, сколько сладострастием объятых

среди аскетов и среди женатых!

 

* * *

Аскет гордился: “Я превыше всех!” —

но, вожделея, совершил он грех.

 

Таких аскетов мне милей мирянин,

чей ум гордынею не затуманен.

 

 

* * *

Ужели ты древо порока полюбишь?

Таинственным свойством оно обладает:

 

Оно плодоносит, когда его рубишь,

когда орошаешь — оно увядает.

Теги статьи:

Комментарии отключены.